Кудинов Владимир Алексеевич

                                                 «Память о хорошем человеке»

 Посвящается Рычкову Анатолию Валентиновичу

  Ушел из жизни талантливый, редкой эрудиции человек ( Рычков Анатолий, +15 января 2002), который своими знаниями всегда делился с людьми. Он был автором более 30 статей в российской периодике. По своей натуре А.В.Рычков – исследователь и просто хороший отзывчивый человек. Всего 46 лет жизни, а сколько им было сделано, но что особенно обидно, многого он не успел сделать.

  Вспоминаю июльский день 1986 года, после работы я решил заехать на Ваганьковское кладбище. На мой взгляд, именно среди надгробий начинаешь особенно ценить жизнь. Заморосил дождь. Я возвратился к церкви и спрятался под ее навесом у входа.

  Неожиданно ко мне подошел мужчина и предложил экскурсию по Ваганьковскому кладбищу. Я был приятно удивлен, т.к. сам неплохо знал Ваганьково. Он начал перечислять захоронения интересных людей.

— А вы знаете могилу прообраза комиссара из пьесы Вс. Вишневского «Оптимистическая трагедия»-Ларисы Рейснер? Могилу Анны Снегиной? Могилу помещицы села Константиново, где родился С.А.Есенин, Лидии Ивановны Кашиной?

  Об этом я знал. Он продолжал называть фамилии, которые были мне известны:

— А вы знаете могилу подруги лейтенанта Шмидта-Зинаиды Ивановны Русецкой? (прообраз героини Даниила Храбровицкого «Почтовый роман»).

  Я задумался. Фильм этот смотрел несколько раз, о романе в письмах упоминалось в популярном кинофильме «Доживем до понедельника», а вот, что могила этой женщины находится на Ваганьково, я и представить не мог!

— Эта могила отсюда не далеко, пойдемте, я вам ее покажу.

По дороге он рассказал, что сегодня завалил последний экзамен в институт, теперь снова придется готовиться и на следующий год поступать.

— В какой институт? – спросил я.

— В институт культуры.

— Сейчас еще не поздно. Чтобы не терять год, попробуйте поступить в другой институт.

— Нет, я буду поступать только в этот, в прошлом году я тоже в него поступал, но на другом экзамене завалился.

— А сколько вам лет? – поинтересовался я.

— 31.

Мы подошли к заинтересовавшему меня захоронению. Я увидел заброшенную, неухоженную могилу, из земли торчала металлическая табличка, на которой небрежно черной краской была сделана надпись: «Зинаида Ивановна Русецкая, подруга лейтенанта Шмидта, казненного в 1906 г., скончалась 23 октября 1964 г., 85 лет».

— Откуда вы знаете эту могилу? — спросил я.

— Мне одна женщина показала, когда я водил экскурсию по кладбищу, сказав: «Вы показываете людям могилы интересных людей. Покажите и эту, чтобы она не затерялась, ведь за ней никто не ухаживает, только я иногда, т.к. могила моих родственников находится  по соседству».

Таким образом я познакомился с Анатолием Валентиновичем Рычковым, который любил проводить бесплатные экскурсии по Ваганьковскому кладбищу. Я его тоже заинтересовал, т.к. неплохо знал Ваганьково, был знаком и с другими людьми, которые также бесплатно водили экскурсии по кладбищу, знал таких известных некрополистов, как В.В.Сорокин и М.Д.Артамонов.

Надо заметить, что в те годы при Советской власти официальных экскурсий по кладбищам не водили, и выпуск литературы на эту тему не приветствовался.

На следующий день он позвонил, но дома меня не оказалось. Он познакомился с моей мамой, которой в дальнейшем очень понравился открытостью, человеко-любием и добротой. С тех пор она всегда следила за развитием наших отношений, считала его талантливым человеком, а когда мы ссорились, всегда заступалась за него. Позже я познакомился с его матерью — человеком добрейшей души.

  Однажды он попросил меня помочь передвинуть мебель в его квартире, в связи с ремонтом, так я познакомился с обстановкой, в которой он жил. Окна квартиры выходили в лесопарк Кусково. Анатолий жил с матерью, отец — отдельно. Но мать всегда ходила навещать отца, да и сам Анатолий Валентинович никогда ничего плохого об отце не говорил.

  Со временем я узнал, что А.В.Рычков после работы вечерами посещает в Доме культуры «Энергетик» на Раушской набережной народный театр «Взгляд», организованный задолго до телевизионного «Взгляда» времен перестройки. Несколько раз я приходил в этот театр смотреть прогоны (репетиции) и спектакли. После спектакля устраивали «капустник», на который Анатолий меня всегда приглашал. Так я познакомился с его коллегами-артистами, которые его очень уважали. Бывало, звонишь утром Анатолию и слышишь в ответ: «Извини, у меня вечером спектакль, вхожу в роль…давай решим вопрос завтра, а вечером приходи на спектакль, не придешь — обижусь!»  

  Мне запомнилась его роль генерала в спектакле по рассказу А.И.Куприна «Гранатовый браслет». Однажды, Анатолий Валентинович предложил мне: «Приходи к нам в театр, у нас мужчин-актеров не хватает». Несколько месяцев он уговаривал меня, но я так и не согласился.

   Наступило лето 1987 года, Анатолий усиленно готовился к экзаменам в институт. Несмотря на это, мы с ним как-то решили прогуляться по Калитниковскому кладбищу. В то время Анатолий Валентинович знал его лучше, чем я , т.к. бывал там с детства, посещая могилы родственников. Он показал мне много интересных захоронений. Возвращаясь обратно и проходя мимо церкви, на старинном надгробии мы прочитали надпись: «Архитектор Богомолов». О нем мы ничего не знали.  Вечером у нас была назначена встреча у памятника А.С.Пушкина. Приехав на 10 минут раньше и прогуливаясь вокруг памятника, мы обратили внимание на надпись: «Скульптор Опекушин, архитектор Богомолов». Тот самый архитектор, надгробие которого мы сегодня видели. А через несколько лет в «Московском журнале» появилась статья А.В.Рычкова «Соавтор памятника А.С.Пушкину». Позже я узнал, что мой друг добился того, чтобы захоронение этого архитектора было взято под охрану государства.  

  В 1987 году А.В.Рычков поступил на первый курс института культуры. В конце августа, в одно из воскресений, я заглянул на Ваганьково. Недалеко от могилы С.А.Есенина я увидел толпу, окружавшего знакомого мне экскурсовода. Увидев меня издали, Анатолий позвал меня.

   — Товарищи, это известный краевед и москвовед, Кудинов Владимир Алексеевич, — представил он меня. Позже, начав писать статьи, я стал подписываться под ними так, как меня рекомендовал  Анатолий Валентинович случайным экскурсантам — «краевед и москвовед».

   Когда в этой увлекательнейшей экскурсии образовалось «окно», он отвел меня в сторону и сказал, что у его отца пошли метастазы.

  — Так чего же ты здесь? — спросил я.

  — Экскурсии меня и спасают, — ответил он.

  Экскурсии А.В.Рычкова — отдельный рассказ. Пожалуй, я не видал на Ваганьково равного ему экскурсовода.

  Одно время А.В.Рычков увлекся поэтом Ширяевцем-Абрамовым. Выучил наизусть его стихи, летом во время отпуска съездил на родину поэта — город Жигули (бывший Ставрополь-на-Дону), отыскал деревню, где он родился, нашел людей, которые чтут память своего земляка. Позднее, в разных журналах появились статьи о творчестве этого поэта, написанные А.В.Рычковым, а через несколько лет захоронение поэта на Ваганьковском кладбище, благодаря стараниям Анатолия, было взято под охрану государства.  

  Над могилой  Ширяевца-Абрамова висел скворечник, который сгнил и развалился. В 1996 году  А.В.Рычков задумал повесить новый.  

— Зачем тебе это? — спросил я.  

— Понимаешь, по преданию первый скворечник над могилой своего друга повесил сам С.А.Есенин; второй, после войны, — один из могильщиков Ваганьковского кладбища; ну а третий — повешу я, пусть будет все так, как при Есенине.     Так, на средства Анатолия был сколочен новый скворечник и повешен над могилой любимого поэта.  

  Уже будучи болен страшной болезнью — рассеянный склероз — Анатолий на костылях приходил на Ваганьково, сидел на скамейке у могилы С.А.Есенина, читал стихи для посетителей и имел огромный успех.

   В 1989 году на  Ваганьковском кладбище появился первый экскурсионный кооператив. Со стороны попасть туда было невозможно. Тогда по рекомендации известного некрополиста, профессора математики и автора книг «Ваганьково», «Введенские горы» и «Московский некрополь», меня и А.В.Рычкова приняли экскурсоводами в этот кооператив. Случайные экскурсоводы нас сразу невзлюбили, и вот почему… В то время, когда обычные экскурсоводы водили 45-минутные  экскурсии, да еще, как правило, сокращая их на 10-15 минут, чтобы заработать больше денег, Анатолий и я водили экскурсии час-1,5 часа, за что нас не раз пытались выгнать. В этом огромном коллективе не было лучшего экскурсово-да, чем А.В.Рычков.

                                                                                       Мир праху твоему, хороший человек.

 Владимир Кудинов,                                                                                         

журнал «Вестник библиотек Москвы» , 2002

 

 

 

 

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
©