Рзянин Николай.

                                                   О Даниловском кладбище

                                                                         ( исторический очерк)

  Даниловское кладбище несомненно является историческим памятником всероссийского значения. Место и земля этого погоста впитала в себя великие события истории Москвы и России. Имена великих святых и подвижников благочестия, выдающихся деятелей науки и искусства наполняют пространство величественного некрополя. Скорбь утраты, любовь к ближним, гордость за предков и их почитание сплелись на этом участке земли. Даниловское кладбище, кому-то знакомое с детства, прославленное именами упокоившихся в твоей земле, что мы знаем о тебе?

Высокий холм, на котором раскинулось кладбище, покрытый густою зеленью, омываемый у подножия речками Кровянка и Чура, впервые упоминается в знаменательнейшем для нашей истории событии.

Согласно летописной повести о Куликовской битве, произошедшей в 1380 году, данное место упоминается во фрагменте: «Фома разбойник поставлен бысть на реце на Чуру, явися ему в нощи во облаце два юноши, секуще поганых» … «И на утрии же поведа великому князю единому». Данный фрагмент и гравюрное изображение повествуют нам о стоянке войск Дмитрия Донского в этом районе, часть войск которого размещалась на холме ныне существующего Даниловского кладбища. «Разбойник» Фома, или говоря современным языком разведчик, стоял в дозоре у подножия холма, где узрел видение, предзнаменовавшее победу русского воинства.

Много лет минуло с той поры, только маленькая речушка Чура, которая омывала своими водами ноги воинов переходивших её на Куликову битву, осталась маленьким напоминанием о величайшем событии нашей истории.

Шли годы, сменялись поколения, Москва развивалась и прирастала слободами. Так в XVII веке холм Даниловского кладбища вошёл в состав Даниловской слободы. Окраина Москвы жила своей размеренной жизнью многие годы, переживая печальные и радостные события в истории города.

В 1770 году набатными колоколами Москва поведала своим горожанам о новой беде, доселе невиданной «моровой язве» или чуме.

Эпидемия распространялась по районам Москвы, унося с каждым днём новые жертвы, что естественно поставило перед городскими властями вопрос о погребении умерших. Указом Правительствующего Сената от 24 марта 1771 года «для погребения умерших от заразительной болезни отведены особые загородные места». Следующим шагом стало распоряжение «по городам при церквах не хоронить, а отвести для них особые кладбища за городом на выгонных местах, где способнее, и построить на оных на первый случай хотя небольшие деревянные церкви»… «кладбища велено устраивать на иждивение городских властей». Так начинается история Даниловского кладбища.

В эти дни первопрестольная столица была объята событием, которое вошло в историю под названием «Чумной бунт». Неконтролируемая толпа начала своё погромное шествие по улицам Москвы от Варварских ворот Китай-города. Охваченный эпидемией город наводнился мародерскими шайками. Руководство города во главе с московским генерал-губернатором Пётром Семёновичем Салтыковым, несмотря на вводимые меры, с трудом контролировало положение, город погружался в хаос. Личным распоряжением Императрицы Екатерины II, попечение «о сохранении Москвы от моровой язвы» назначается Генерал-поручику Пётру Дмитриевичу Еропкину, который при помощи армии разгоняет мятежников и проводит необходимые на тот момент времени санитарные мероприятия, в том числе и по устройству кладбищ.

По распоряжению городской управы и контролем П.Д. Еропкина для скорейшего вывоза из города погибших от чумы, Москва была разделена на 9 частей. К каждой части города относилось отдельное кладбище. Так, к Даниловскому кладбищу были приписаны для вывоза мёртвых тел «Перваянадесять и втораянадесять часть вся». Так, уже в июле 1771 года на Даниловском кладбище появились смотрители, которые вели ведомости о количестве погребаемых на кладбище людей. При кладбище в это же время работают наёмные за государственные средства «могилокопатели», которым было велено всегда иметь в запас на территории устроенного кладбища вырытые в глубину на три аршина могилы. Но эта заблаговременная мера оказалась недейственной. Рабочие не успевали выкапывать новые могилы, вереницы телег везли ежедневно новые и новые жертвы эпидемии. Поэтому многих покойных приходилось хоронить без гробов и неглубоко, это помогало сэкономить время, однако, через некоторое время появлялся запах.

По этой причине было решено делать поверх братских могил насыпь. Данные мероприятия проходили проверку «Комиссии, Его Светлости Князя Григория Григорьевича Орлова, который при осмотре захоронений постановил «могилы где люди погребались, землёю более аршина в вышину насыпать». Кладбище обносилось оградой, около въездных ворот у сторожки круглосуточно варилась смола для засмаливания гробов.

В мерах предосторожности было издано церковное предписание, в котором приказывалось всех умерших от чумы отпевать на кладбищах. После чего быстрыми темпами, за казённый счёт, по проекту архитектора Василия Ивановича Баженова и под контролем Алексея Дурново возводится деревянная «особливая церковь».

В реестре, поданном в Консисторию по поводу «новоустроенных при кладбищах церквей», от 31 декабря 1772 года, указывалось, что церковь, находящаяся по Серпуховской дороге за Даниловым монастырём, расположенная на Даниловском кладбище, освящена в память Св. священномучеников Херсонских Василия, Ефрема, Капитона и прочих в 1771 году. По распоряжению Синодальной Конторы в церковь Св. Херсонских мучеников на Даниловском кладбище было передано часть церковного имущества и колокол из упраздненной Николаевской в Киевцах церкви, которая находилась на берегу Москвы-реки, вблизи Зачатьевского монастыря. На кладбище для поддержания порядка был поставлен караул.

После эпидемии чумы Даниловское кладбище ещё некоторое время находилось под охраной полиции для защиты от мародеров. Копание могил осуществлялось через «нижних полицейских служителей». За одну могилу, согласно правилам, требовалось более одного рубля. Из этой суммы 50 коп. полагались могильщикам, а из другой половины требовалось выдавать одну часть на содержание церкви, а вторую на содержание причта.

С отменой полицейского надзора на кладбище стали происходить беспорядки. Обыватели, для погребения покойников, сами рыли могилы, где хотели или где считали удобным. Такое же положение вещей стало происходить и на других городских кладбищах. В связи с этим Митрополит Платон обратился к «главноначальствующему» Москвы, после чего кладбище осталось в ведении полиции.

Шло время, Церковь Херсонских мучеников скромно украшалась на частные пожертвования. При церкви строятся дома для проживания притча и сотрудников кладбища. И вот новая беда, армия Наполеона вступает в город. Огнём и дымом, как с заразной чумой, боролся город с неприятелем. По милости Божией, церковь Херсонских мучеников и Даниловское кладбище остаются нетронутыми пожаром и мародерами, так как особо ценных предметов в кладбищенской церкви не имелось.

После победы над неприятелем Москва преобразилась, расширилась, в связи с этим городской управой стали вводится новые административные и санитарные меры на кладбищах. Рытьё могил продолжали выполнять гробокопатели, или родственники, но под наблюдением сотрудников кладбищенской конторы. Наблюдение за сохранностью кладбища и надгробий возлагались на церковного старосту и работников кладбища.

На особом контроле находился вопрос о погребении самоубийц к коим относили и лиц скончавшихся от злоупотребления горячительных напитков.

Помимо того, согласно Врачебному уставу: «тело умышленного самоубийцы надлежит палачу в бесчестное место оттащить, и там закопать». Обычно этих людей погребали на расстоянии от кладбищенской ограды, но ни в коем случае, не на кладбище, так как земля на кладбище священна. И кресты ставить на могилах самоубийц не дозволялось.

Согласно правилам, приглашать на погребение военный хор или оркестр лицам, никогда не служившим на военной службе, запрещалось.

Также запрещалось кладбищенским и ритуальным конторам продавать надгробные покрова, свечи, налобные венчики  и разрешительные молитвы, так как эти предметы ритуального назначения, наделённые особой смысловой нагрузкой, и изготавливались только в Синодальных типографиях и мастерских. Поэтому всё необходимое приобреталось только в церкви или церковной лавке. 

Для разрешения погребения на кладбище родственникам покойного было необходимо получить «билет» в полиции, то есть документ, подтверждающий смерть и разрешающий погребение. Только после этого покойного имел право отпеть священник, а в кладбищенской конторе дать разрешение на покупку участка под погребение.

К концу 20-х годов 19 века  церковь Херсонских мучеников  обветшала, ежегодные поновления и ремонт становились всё более затратными.

По инициативе купца Симеона Логиновича  Лепёшкина на Даниловском кладбище закладывается новый каменный храм во имя Сошествия Святого Духа. Под руководством архитектора Ф.М. Шестакова, на основе типового проекта, новый храм оформляется в модном на то время стиле ампир. Освящение сего храма проведено 25 сентября 1832 года митрополитом Московским и Коломенским — Филаретом.

  П. Хавский в своём сочинении «Указатель дорог от кремля московского к заставам и к границам московского уезда» , за 1839 год,  описывал прилегающие к Даниловскому кладбищу территории: «Окрестности Серпуховской заставы: внутри города влево Даниловский монастырь, вправо Донской монастырь и огородные места Московского Пожарного Депо; далее за земляным валом вправо Даниловское кладбище».

Как и на остальных кладбищах Москвы, на Даниловском погосте стали образовываться фамильные ограды, в которых погребались лица одного семейства. Как пример можно привести семейные захоронения семейства Громовых, Бизиных, Ефимовых, Соловьёвых, Третьяковых, Лепёшкиных, Королевых  и т.д.

Каждая эпоха через язык надгробий привносила в облик некрополя особую смысловую нагрузку. Памятники с христианской символикой как бы наставляли живых о бытии человека, и суетности его жизни. Кольцевидное изображение змей, кусающих себя за хвост, на надгробиях исполненных в виде саркофага, напоминали о вечности души, и что с физической смертью тела, существование личности не заканчивается. Памятники в виде столбов-часовен и церковных аналоев, взывают о молитве за почивших. Кресты на могилах говорят нам о будущем воскресении наших почивших близких.

Для живых, единственными средствами проявить свою любовь к усопшим является молитва и обустройство места захоронения.

Любые сооружения на могилах устанавливались с разрешения кладбищенской конторы, самостоятельная установка надгробных памятников запрещалась сводом правил касающихся благоустройства кладбищ. На Даниловском кладбище и по сей день можно встретить сохранившиеся надгробия мастерских Новикова, Павлова, А. Ильина на могиле А. А. Королькова, и других мастерских.

Помимо традиционных надгробий и памятников, на территории кладбища родственниками возводились часовни над могилой покойного. Так на Даниловском кладбище в 1902году над могилой купца 2й гильдии Н.И. Гребневского, на средства его вдовы, была построена храм-часовня во имя Св. Николая Чудотворца. Основной объём Николаевского храма-часовни выполнен в кубической форме с апсидой по восточному фасаду. Вход устроен с северной стороны и оформлен полукруглым завершением, как и оконные проёмы, которые очень высоко расположены от земли. Выбеленный фронтон украшает поребрик, над которым с каждой стороны располагаются по шесть закомар. В северо-западном углу крыши и посей день можно увидеть трубу от печного отопления. Основная часть крыши выполнена в виде правильной полусферы купола, увенчанного маленьким глухим барабаном с декоративными маленькими килевидными закомарами у основания. Завершает крышу купол в виде луковицы увенчанный крестом.

Помимо Николаевской храма-часовни, были проведены захоронения и в храме Сошествия Святого Духа. Так с западной части, по правую руку от входа, можно увидеть вмонтированные в стену храма надгробные памятники из чёрного мрамора семейства Зубовых, Сологубовых, выполненные в виде столпов-часовен. Данный тип захоронений мог производиться только с разрешения настоятеля, за особые заслуги перед церковным приходом или за большую плату.

Согласно положению о кладбищах изданным Московской городской управой, места для погребения на территории кладбища подразделялись на семь разрядов. В 1874 году место для могилы первого разряда, обустраивалось в церкви или под церковью, и стоило 200 руб. могилы второго разряда располагались в церковной папертью или под папертью, и стоили 150 руб. Захоронения третьего разряда располагались вблизи церкви, и стоили 20 руб. Могилы четвертого разряда стоили 10, а пятого 5 рублей. Стоимость могил шестого разряда составляла 50 коп. а захоронения седьмого разряда осуществлялись без оплаты за место.

Разделение мест для захоронений в помещении церкви и территории кладбища осуществлялось на утверждённом епархиальным начальством плане.

Согласно этим же правилам, пространство могилы должно было занимать не более 3½ аршин в длину и 2 аршина в ширину, но могло занимать и меньше места в зависимости от величины гроба. Если же занималась площадь больше, то родственникам было необходимо внести дополнительную плату.

Установка деревянных крестов и оград, а также позволение на установку могильных плит на могилах осуществлялась без оплаты, усилиями родственников или ритуальных служб. Работы по установке каменных надгробий и памятников стоили от двух до пяти рублей. Вклады или плата объясняется тем, что сохранность за установленный родственниками памятник находился на попечении кладбищенской конторы.

Особым днем, в который жители Москвы приходили к своим почившим родственникам как к живым, была Радоница, Родительская суббота. В этот день москвичи, после утренней литургии и панихиды, семействами направлялись на кладбища Москвы. Со стороны Серпуховской заставы и Камер-Коллежского вала вереницами двигались повозки к Даниловскому кладбищу. Умиротворяющая тишина и спокойствие свойственное кладбищу нарушалось человеческими голосами и смехом детей.

Помимо традиционных родительских суббот, москвичи отмечали Семик. Этот день отмечался на седьмой неделе после Пасхи, в четверг перед Троицей. На Семик поминали всех пропавших без вести, а также «заложенных покойников», то есть людей, умерших неестественной смертью: самоубийц, опойцев, людей, погибших в результате насилия. В этот день служили панихиды над захоронениями бездомных (особые участки на кладбищах, куда свозились для погребения, трупы бездомных которых подбирали на улицах), также поминали покойных, не востребованных родственниками, т.е. тех, чьи могилы были заброшены.

Дни поминовения усопших оживляли унылую атмосферу кладбища. Поминальные обеды устраиваемые с дымящими самоварами и угощениями, пение молитв.

Кладбище, как зеркало жизни, отражает реалии времени. С наступлением революционной смуты, смута и беспорядок поселились в жизни людей, результатом чего стал беспорядок на кладбище. Человеческая жизнь обесценилась, естественно потеряла ценность и память об усопших. Горячие умы живых находили повод для борьбы с покойными, самоутверждаясь на их останках. Новая советская власть решила вычеркнуть из памяти имена представителей сословий неугодных новой идеологии. Так постепенно стали происходить уничтожения могил представителей дворянства, купечества, сносились целые участки с семейными захоронениями. Кульминацией сословной идеологической чистки на кладбище стало распоряжение ВЦИК и ЦИК СССР по вопросам религиозной политики за 1931 год, под формулировкой «О порядке устройства, закрытия и ликвидации кладбищ и сноса надмогильных памятников». После чего дорогостоящие памятники и надгробия просто разбивались на месте, а на месте старых захоронений стали производится новые. Приблизительно в этот период на Даниловском кладбище бесследно исчезают многие захоронения конца XVIII- первой половины XIX века. Осколки разбитых в это время каменных надгробий, и по сей день можно обнаружить на кладбище, одни фрагменты используются как ступеньки, другие как основание для надгробий советского периода, но большая часть просто разбросана по территории кладбища. Их можно встретить в глубине участков между могилами, некоторые фрагменты лежат на поверхности, другие от времени наполовину ушли в землю.

Божественное провидение хранило мощи праведников, и в безбожное время давало возможность спасти их. Даниловское кладбище стало местом приюта для многих праведников и подвижников благочестия. В землю Даниловского погоста были перезахоронены в 1923 году мощи прп. Аристоклия Афонского. Из уничтожаемых монастырей Москвы были перезахоронены в 1928 году с кладбища Скорбященского монастыря мощи игуменьи Страстного монастыря Магдалины. С кладбища Покровского монастыря было перенесено тело игумена кремлёвского Чудова монастыря — Герасима. Вместе с мощами игумена Герасима на Даниловское кладбище было перенесено надгробие из чёрного мрамора в виде креста на Голгофе, которое к настоящему времени утеряно. Вместо него установлен деревянный крест с лампадой у подножья.

Многие дореволюционные каменные надгробия и памятники стали использоваться повторно, сбивая имена старых владельцев и кресты на макушках памятников, на месте старых, с обратной стороны, или сбоку, высекались новые имена, а вместо крестов оставались отверстия или устанавливались пятиконечные звёзды. В это же время на Даниловском кладбище стали появляться металлические памятники, напоминающие обелиски выполнение из арматуры, увенчанные звёздами.

Уплотнение в жилых строениях Москвы коснулось и строений для проживания церковного клира на Даниловском кладбище. Так, в адресных книгах Москвы за 20-е и 30-е годы мы можем здесь встретить имена с профессиональной принадлежностью, не относящейся к сотрудникам кладбища и сотрудникам прихода храма Сошествия Святого Духа.

По примеру Донского кладбища, на территории Даниловского некрополя был построен колумбарий для хранения урн с прахом кремированных покойных.

В 30-е годы не обошли стороной репрессии церковный клир. Были расстреляны на Бутовском полигоне в 1937 году священнослужители Храма Даниловского кладбища — о. Прокопий Николаев, о. Василий Квятковский, о. Иосиф Корольчук, о. Иоанн Пиуновский был расстрелян в Ивановской тюрьме.

Шло время, жители Москвы претерпевали различные испытания и гонения, и вот, раздалась  словно громом из уличных репродукторов и радио, страшная весть, которая облетела всю страну, «война».

Тысячи москвичей отправились на фронт, женщины и дети трудились в тылу ради победы. Несмотря на все усилия, враг приближался к границам Москвы.

Вместе с живыми, ради жизни будущих поколений, земля Даниловского кладбища стала рубежом в защите столицы. Так на территории кладбища с западной стороны были установлены пулемётные колпаки, ДОТ для 76 мм. орудия, обустроена площадка для установки 76 мм. орудия, и прорыты окопы. Юго-западная граница кладбища была обрыта противотанковым эскарпом (крутой внутренний откос рва долговременного или полевого укрепления). По воле Божией данный рубеж не был задействован в боевых действиях.

Тяжелой ценой была добыта победа в битве под Москвой. Число погибших и по сей день точно невозможно установить. Земля Даниловского кладбища в братской могиле упокоила многих защитников Москвы, сохраняя память о великом подвиге самопожертвования ради своей страны и близких. В 1965 году над братским захоронением защитников Москвы по проекту скульптора А.Н. Туманова был сооружён мемориал, и зажжён Вечный огонь.

Салют победы осветил небо Москвы, знаменуя рассвет новой, мирной жизни.

Шло время, Москва расцветала и расширялась новыми районами. И вот Даниловское кладбище оказалось глубоко в черте города. Выполняя свою ритуальную функцию. Даниловское кладбище стало приобретать статус исторического места, могилы святых и подвижников благочестия давали силы верующим в сложное атеистическое время. Несмотря на социальную и экономическую стабильность в обществе, Даниловское кладбище привлекало к себе разного рода попрошаек, которые толпились у проходных арок въезда на кладбище. Школьники совершали набеги в поисках металлолома, на месте старых и заброшенных могил обустраивались новые захоронения.

Предлагаем читателю на время оторваться от исторического обзора Даниловского кладбища, и вернуться к истории архитектурного ансамбля некрополя, центром которого является храм Сошествия Святого Духа.

Храм Сошествия Святого Духа на Даниловском кладбище

Храм Сошествия Святого Духа на Даниловском кладбище является центральным объектом архитектурного ансамбля строений Даниловского кладбища. В состав ансамбля входит храм Сошествия Святого Духа, храм-часовня Св. Николая, два здания бывших богаделен, дом относящийся к кладбищенской конторе, сохранившийся двухэтажный корпус оставшийся от жилого двора церковного клира, и проездные ворота, которые уже не одно столетие молчаливо встречают траурные процессии.

Потребность в возведении нового каменного храма была очевидной. Деревянная церковь Херсонских мучеников, построенная второпях не удовлетворяла качеством сборки, что естественно сказывалось на содержании строения, и увеличивающимися затратами на ремонт. В конце концов к 30м годам XIX века за Камер-калежским валом стало проводится разрозненное жилое строительство. В результате чего приход церкви Херсонских мучеников постепенно увеличивался, а серьёзного и постоянного помещения церкви не было, а временное деревянное сооружение уже не удовлетворяло требованиям как с эстетических так и пожарных норм.

С инициативой обновления кладбищенской церкви выступил представитель купеческого сословия С.Л. Лепёшкин. Который выделил средства на разработку проекта и сметы на строительство новой каменной церкви, которая в отличии от временной деревянной церквушки должна была служить многие десятилетия. Проект был выполнен архитектором Ф.М. Шестаковым на основе типового проекта и оформлен в стиле ампир. На возведение храма ушло несколько лет. Несмотря на то что храм был кладбищенским, на его освящение собралось большое количество москвичей. Освящение нового храма на Даниловском кладбище совершил митрополит Московский Филарет (Дроздов) 25 сентября 1832 года, в честь Сошествия Святого Духа на апостолов, так же были освящены престолы в честь мучеников Херсонесских и Успения праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы.

Вместе с храмом при входе на кладбище, были построены двухэтажные здания богаделен. С левой стороны от входа по направлению к храму располагалась Духовная богадельня, ей заведовал настоятель храма. По правой стороне располагалась городская богадельня, которая находилась в ведении городского попечительства. На базе данных богаделен осуществлялось социальное служение, оказывалась помощь малообеспеченным слоям населения и бездомным.

Со временем в 1905 году храм был расширен с южной стороны с  переносом придела в честь Мучеников Херсонесских.

После революционных событий храм не закрывался. В первой половине  30-х годов он был захвачен обновленцами. Возвращен Московской патриархии в 1944 г.

На сегодняшний день храм Сошествия Святого Духа на Даниловском кладбище является аутентичным по внутреннему и внешнему оформлению, сохраняя элементы декора пер. пол XIX, и начала ХХ века.

Сегодня в храме хранятся следующие чтимые чудотворные иконы: Пресвятой Богородицы «Скоропослушница» и «Иверская», иконы с частицами мощей прп. Серафима Саровского, блаженной Матроны Московской и прп. Аристоклия Афонского, а также ковчег со святыми мощами угодников Божиих.

Теперь мы вернёмся к обзору истории Даниловского кладбища в эпоху новейшей истории.

За советский период были утрачены могилы известных купеческих семейств, учёных, меценатов, всех кто по своему сословному положению был не угоден идеологии власти. Пострадал и архитектурный ансамбль строений относящихся к храму Сошествия Святого Духа, были снесены дом церковного клира, и относящиеся к нему служебные постройки. Сохранившиеся на площади два строения, одно и двух этажные здания напоминают о снесённом жилом и хозяйственном дворе. Помимо проездных ворот и зданий городской и духовной богаделен, у входа на кладбище, по левую руку сохранился одноэтажный дом, сохранившийся с дореволюционных времён, относящийся к кладбищенской конторе.

С началом перестройки и последующим падением коммунистической идеологии, и распадом СССР. Россия вставала на новый исторический путь, тяжёлым испытанием для населения стали бедность, разгул криминала и потеря ценностных ориентиров. Обнищавшие и потерявшие всё люди производили кражи табличек и элементов оформления надгробий выполненных из цветных металлов. По этой причине на Даниловском кладбище появились не идентифицированные захоронения, которые становились заброшенными.

Несмотря на долгую и многогранную историю Даниловское кладбище продолжает выполнять возложенную на неё в XIII веке функцию. Пред Богом все одинаковы, и богач и бедняк. Смерть не различает социальных статусов. На территории кладбища за долгую историю нашли упокоение представители разных сословий и классов, дворяне, купцы. мещане, крестьяне, бездомные, военные, гражданские, духовенство, учёные, художники, литераторы, кинематографисты, артисты, инженеры, архитекторы, врачи, работники различных отраслей и обычные домохозяйки. Всех приняла земля Даниловского некрополя, дала им упокоение. Но покой усопших это и дело живых. Беспокоя прах, мусоря и совершая акты вандализма, мы совершаем грех, за который придётся отвечать перед своей совестью и Богом. На кладбище мы приходим не к холмику земли, а к человеку, близкому и дорогому нашему сердцу. Они всегда рядом с нами, у Бога все живы.

На сегодняшний день территория некрополя благоустроена, асфальтированные дорожки, между участками протянут водопровод, установлены баки для мусора, администрацией кладбища проводятся работы по благоустройству территории.

Как сложится судьба Даниловского кладбища? Этот вопрос на совести ныне живущих, здравствующих и будущих поколений.

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
©