Историки.

                     На Даниловском кладбище похоронены:

         Нифонтов Александр Сергеевич (1899-1987), историк

   image2

 доктор исторических наук (1950), профессор
Александр Сергеевич Нифонтов родился 20 (8) августа 1899 г. (на могильной табличке Даниловского кладбища г. Москвы дата рождения А.С. Нифонтова обозначена как 21 августа 1899 г., в его автобиографии – 20 (8) августа 1899 г.) в Костроме в семье земского врача, который работал в Костромской и Ярославской губерниях. Отец скончался в 1919 г. во время борьбы с эпидемией сыпного тифа.
Среднее образование Александр получил в классической гимназии Рыбинска, окончив ее в 1918 г. С осени того же года А.С. Нифонтов поступил на службу, и работал статистиком в городе Середа (в дальнейшем Фурманов Ивановской области) и в Рыбинске.
В начале 1919 г. он был призван в Красною Армию, где в качестве культработника пребывал в гарнизонных частях г. Костромы. После демобилизации в конце 1920 г. А.С. Нифонтов работал в Губполитпросвете заведующим музыкальным подотделом, а затем в Костромском педагогическом институте заведующим гуманитарным кабинетом.
В 1920 г. А.С. Нифонтов поступил на исторический факультет Костромского университета, где историю преподавал будущий академик и выдающийся историк Н.М. Дружинин. Осенью 1922 г. он перевелся на педагогическое отделение факультета общественных наук Московского государственного университета и переехал на жительство в Москву. Одновременно с обучением в вузе работал в системе учреждений Главсоцвоса Наркомпроса РСФСР.
В 1925 г. А.С. Нифонтов окончил МГУ и стал готовиться к поступлению в аспирантуру. В начале 1926 г. он был зачислен штатным аспирантом в Институт истории РАНИОН — Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук. Занимался он ранним французским средневековьем, историей русского города в XVII в., историческими взглядами Н.Г. Чернышевского. Аспирантская подготовка заняла у него три с половиной года. В 1929 г. решением Квалификационной комиссии при Наркомпросе А.С. Нифонтову было предоставлено право преподавания истории в высших учебных заведениях. Еще в годы учебы в аспирантуре приступил к исследовательской работе. В 1928 г. были опубликованы его первые научные статьи: «Исторические взгляды Н.Г. Чернышевского», «Реймский Полиптик как источник по изучению поместного строя раннего средневековья», «Посад Романово-Борисоглебска в XVI – XVII вв.»
С начала 1930 г. А.С. Нифонтов начал работать в Главном управлении государственным издательством Наркомпроса РСФСР: штатным редактором Госиздата, Соцэкгиза, издательства «Советская Азия»; старшим научным сотрудником Научно-исследовательского института Объединения государственных книжно-журнальных издательств (ОГИЗ) и редактором-консультантом издательства «История заводов».
С 1933 г. А.С. Нифонтов одновременно с редакторской работой начал заниматься преподаванием истории СССР сначала в Редакционно-издательском институте ОГИЗ, а затем в Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина (до 1954 г.). А.С. Нифонтов – автор двух глав школьного учебника «История СССР» под редакцией А.В. Шестакова (1937 и ряд последующих изданий, вплоть до 1955). Позднее он участвовал в создании ряда учебных пособий.
29 января 1938 г. А.С. Нифонтову решением Высшей Аттестационной Комиссии была присуждена ученая степень кандидата исторических наук без защиты диссертации, одновременно ему был выдан аттестат доцента, подтверждающий присуждение ученого звания доцента по кафедре «история народов СССР».
В годы Великой Отечественной войны А.С. Нифонтов был в эвакуации в Ташкенте, где он преподавал историю СССР в Среднеазиатском государственном университете и с 1944 г. являлся консультантом Управления высшей школы Наркомпроса РСФСР.
С 1945 г. до выхода на пенсию в 1965 г. А.С. Нифонтов работал старшим научным сотрудником Института истории АН СССР. Он активно участвовал в работе над многотомным изданием «Истории Москвы». В 1960-е гг. ученый исследовал сельскохозяйственную историю России второй половины XIX в., позже опубликовал четыре статьи о мануфактурах и фабриках в России XIX в. На протяжении всех лет работы в Институте истории АН СССР А.С. Нифонтов являлся членом Ученого совета и археографической секции этого института.
25 марта 1950 г. ВАК присудила А.С. Нифонтову ученую степень доктора исторических наук за исследование по теме: «Россия и Революция 1848 г.», а 3 марта 1951 г. он был утвержден в ученом звании профессора по кафедре «история СССР».
Награждался орденом Трудового Красного Знамени (1954) и медалями: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «В память 800-летия Москвы». В 1952 г. А.С. Нифонтову была присуждена премия Президиума АН СССР по отделению истории и философии за участие в составлении коллективного труда «Революция 1848-1849 гг.»
На протяжении 1950-х и 1960-х гг. А.С. Нифонтовым были написаны статьи и очерки по истории капиталистической Москвы, которые вошли в IV том многотомного издания «История Москвы» (1954), им велась монографическая разработка темы «Экономическое развитие России в 1856-1866 гг.». В 1974 г. была закончена и опубликована монография «Зерновое производство России во второй половине XIX в.».
Александр Сергеевич Нифонтов умер 9 марта 1987 г. в Москве, похоронен на Даниловском кладбище.

Секиринский Сергей Сергеевич (1955-2012), историк

IMG_8252

250px-Sekirinskii_S.

   Сергей Сергеевич Секиринский (род. 12 апреля 1955, Симферополь — 8 ноября 2012, Москва, Россия) — российский историк. Доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, главный редактор журнала «Российская история», главный редактор журнала «Историк и художник»,  член организационного комитета междисциплинарного научного семинара по истории взаимовосприятия культур Россия и мир.

  С 1982 г. С. С. Секиринский на протяжении 30 лет преподавал в различных столичных вузах: Московском государственном заочном педагогическом институте, Московской Высшей партийной школе, Российском государственном гуманитарном университете, Государственном университете гуманитарных наук, Московском государственном областном университете. В 2004 г. он получил звание профессора.

  Скончался в 2012 году, похоронен на Даниловском кладбище, участок 26.

.

.

Ковальченко Иван Дмитриевич (1923-1995), историк

fYybSxzpH3c (1)

  (26 ноября 1923 — 13 декабря 1995) 

 Участник Великой Отечественной войны с 1941 года. Служил в артиллерии, гвардии старший сержант. Командир орудия батареи 76 мм пушек 351 гвардейского стрелкового полка 106 гвардейской стрелковой дивизии. За форсирование в конце марта 1945 года в Венгрии р. Раба и бой на плацдарме И.Д. Ковальченко  был награжден орденом Красного Знамени. Также в годы войны был удостоен медалей «За отвагу»,«За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Вены».

 Демобилизовался из армии осенью 1945 года по состоянию здоровья, был признан инвалидом II группы. В 1945-47 годах завершил среднее образование, прерванное войной. Поступил в 1947 году на исторический факультет МГУ, которой окончил в 1952 году. Ученик С.С. Дмитриева. В 1955 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1966 году — докторскую. С 1966 года заведовал кафедрой источниковедения истории СССР исторического факультета МГУ. С 1969 по 1988 годы был главным редактором журнала «История СССР».

 И. Д. Ковальченко — один из основоположников отечественной клиометрической школы. Основал и возглавил Комиссию по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследованиях при Институте истории АН СССР. В 1978—1990 гг. И. Д. Ковальченко являлся членом Исполнительного комитета Международной Ассоциации экономической истории, с 1982 г. — сопредседателем Международной комиссии по квантитативной истории. В 1972 году избран членом-корреспондентом, а в 1987 году — действительным членом Академии наук СССР. Академик-секретарь Отделения истории АН.

 Похоронен в Москве, на Даниловском кладбище, участок 29.

Зак Людмила Марковна (1917-2001), историк

2kqOQtAoo9I

  ЗАК Людмила Марковна (р. 2 июня 1917, Харьков), историк. Историк советской культуры.  Доктор исторических наук (1968). В 1936–41 училась на историческом факультете МИФЛИ. В августе 1941 ушла добровольцем в народное ополчение, была политрук медчасти 3-го полка 139 дивизии народного ополчения. Продолжала службу на Северо-Западном Брянском и Белорусском фронтах в должности лектора политотдела 11 армии, начальником агитмашины политуправления фронта. Участвовала в боях под Ельней и на дальних подступах к Москве, на Западном фронте. После тяжелой болезни и длительного пребывания в госпитале была  демобилизована в 1945 в звании капитана в отставке. 

  И отчим и мать Людмилы Марковны были из музыкально-артистической среды.

 zak_lm (2) Окончила аспирантуру исторического факультета МГУ (1949). В 1949–51 преподавала в Черновицком государственном университете, в 1952–69 в Московском государственном историко-архивном институте, в 1971–74 в МГПИ им. В.И.Ленина (с 1972 – профессор).  Читала общий курс истории СССР, начиная с 1917 г. и включая войну.

Студенты называли ее «мама Зак».  «Мать слышит, как под ее ребенком трава растет», — говаривала Людмила Марковна. Этой интуицией должен обладать и историк, когда он идет по следу источников.

Людмила Марковна лично знала и дружила со многими известными деятелями советской культуры. У нее были хорошие отношения со всей редакцией «Нового мира», с самим А.Т. Твардовским, с Ю. Трифоновым, с Ю. Любимовым, с О. Ефремовым и его коллегами по «Современнику». Умение дружить и дорожить дружбой работников театра, архивов, библиотек создавало ее студентам особые условия для работы в архивах и библиотеках.

Каждая новая публикация о тех деятелях культуры, о ком старались говорить еще с оглядкой, публиковать что-то крайне осторожно, вызывала у нее огромный интерес, она добавляла что-то от себя, что еще не могло быть опубликовано. Это придавало студентам энтузиазм, стремление сравнивать, что введено в научный оборот, а что еще лежит в архивах неопубликованное, думать над тем, почему это еще не издано.

Выходу каждой хорошей художественной книги она радовалась, тут же рассказывала о ней студентам. Выход каждого романа Ю. Трифонова, публикация “Мастера и Маргариты” М. Булгакова, бои Твардовского в “Новом мире”, позднее, публикация “Детей Арбата” А. Рыбакова были частью ее душевной работы, свидетельством победы над косностью, “с-о-б-ы-т-и-е-м”. Каждый спектакль Таганки был “с-о-б-ы-т-и-е-м”. 

К чему сводились ее наставления? Она откровенно говорила о том, что историю подделывают, переписывают, а о многих важных ее аспектах вообще не пишут. Россия – многонациональная страна и каждый народ в ее истории важен.  Для того, чтобы иметь ясность, полную картину, необходимо знать источники. Таково правило. Историки всегда знают больше того, о чем пишут, особенно, то, о чем знать нежелательно. К сожалению, они вынуждены прибегать к различным ухищрениям, чтобы все-таки дать знать о том, о чем знать не позволялось. «Научись читать между строк. Этому ты научишься, начав сравнивать, как публикуются источники. Подлинник – это главное, это та цель, к которой ты должна двигаться» — учила Людмила Марковна.

Вначале Людмила Марковна проверяла каждую выписку из архива, каждый документ. Обсуждался его вид, содержание, строились предположения, чтобы оно означало, как вести поиск, чтобы узнать, что за люди его писали, кто они? Это приучало студента к внимательному, уважительному отношению к документу, побуждало к дальнейшему поиску, открывались совсем неведомые грани.

Как-то она сказала: “Какое это интересное для историка время – революция и 20-е годы, есть, о чем писать. Чтобы ты писала о 1967 годе? Одни фанфары и юбилеи?! А здесь, посмотри, сколько всего разного, а какая борьба?..” Так возникало чувство и отношение к теме, как к живому организму, растущему, болеющему, обрастающему пониманием своих целей и задач.

   В 1951–53 работала в Центральном музее революции СССР, в 1969–71 в НИИ музееведения и охраны памятников культуры, в 1975–89 в НИИ культуры Министерства культуры РСФСР (культурологии). Основная сфера научных интересов: история Гражданской войны, история культуры, советско-французских отношения. Автор книги «Они представляли народ Франции» (М., 1979), ряда работ о советско-французских культурных связях. Жила на ул. Воровского, 9; Садовой-Черногрязской ул., 5/9.

Скончалась в Москве 27 декабря 2001 года.  Похоронена на Даниловском кладбище, участок 34.

 

 

 

Кудрявцев Петр Николаевич (1816-1858), историк

77116274_large_Kudryavcev_Petr_istorik_portret

  Кудрявцев, Петр Николаевич — историк (1816 — 1858), профессор Московского университета, ученик, друг и преемник Грановского . Учился в московской духовной семинарии, потом в Московском университете, по 1-му отделению философского факультета. По окончании курса был учителем русской словесности в институте обер-офицерских сирот московского воспитательного дома. Нравственная прелесть молодого преподавателя обаятельно действовала на учениц, а гуманность и деликатность отношений вызывали к нему глубокую симпатию.

  В марте 1845 г., по рекомендации Грановского, Кудрявцев был отправлен за границу. Один семестр он занимался в Берлине, где слушал Шеллинга, один — в Париже; остальное время провел в Гейдельберге,Дрездене, Мюнхене, всюду изучая памятники искусства.

   С 1847 г. Кудрявцев стал читать всеобщую историю в Московском университете. Осенью 1856 г. Кудрявцев отправился в Италию. Здесь у него быстро развилась чахотка, и в январе 1858 г. его не стало.

  Литератор и художник, историк и психолог, Кудрявцев, еще будучи студентом, писал небольшие повести под псевдонимом А.Н. (Нестроев). До 1839 г. им написаны «Катенька Пылаева» (в «Телескопе»), «Антонина», «Две страсти» и «Флейта» (в «Московском наблюдателе»).

  Своими задушевными, грустными повестями Кудрявцев скоро приобрел известность, познакомился и сблизился с Белинским, передавшим ему редакцию «Московского наблюдателя». Стал работать в «Русском Инвалиде» и «Отечественных Записках». С 1841 г. Кудрявцев напечатал в «Отечественных Записках» несколько рецензий и статей, там же и в «Современнике» повести — «Цветок», «Недоумение», «Живая картина», «Последний визит», «Ошибка», «Сбоев», «Без рассвета». Все беллетристические произведения Кудрявцева проникнуты меланхолией; в них сказались наблюдательность и тонкий психоанализ.

  Ученые его труды распадаются на три раздела: 

1) статьи на теоретико-исторические сюжеты,

2)исторические сочинения,

3)литературно-критические сочинения.

Самый обширный и капитальный труд Кудрявцева — «Судьбы Италии от падения Западной Римской империи до восстановления ее Карлом» (1850). В этом сочинении Кудрявцев широко, ярко и живо раскрывает сложную картину процесса «жизненности» лонгобардского начала в Италии, рассматривает зарождение итальянской национальности, обрисовывает ее индивидуальные черты, дает тонкую характеристику династии Каролингов и вскрывает ее отношения к папству. Продолжением этого труда служит прекрасная монография «Каролинги в Италии», в 3-х статьях, из которых только 1-я была напечатана в «Отечественные записках» 1852 года. Сочинение это не кончено; доведено до 843 года. К новой истории относятся «Осада Лейдена» (напечатано в 1855 году, в «Сборнике статей профессоров Московского унив.») и «Жозеф Бонапарт в Италии» («Московск. Вед.» 1855), где Кудрявцев дает характеристику Наполеона, считая его кондотьером. Интересуясь личностью и психологией в истории, Кудрявцев написал этюд под загл.: «Карл V» («Русский вестник», 1856). В противоположность взгляду О. Минье, Кудрявцев подчеркивает значение внешних событий в жизни Карла, как политического деятеля, рассматривает его политические и религиозные идеалы; в мечтательности его политических планов Кудрявцев находит объяснение неудач Карла. Страницы, посвященные Реформации, полны драматизма. «Юность Катерины Медичи», написанная в Италии («Русский вестник», 1857), переносит читателя в флорентийскую республику. Истинное художественное наслаждение доставляют статьи Кудрявцев литературно-критические и очерки по истории искусств. Художественный вкус Кудрявцев богат и разнообразен. Италия, любимая его страна, фигурирует и здесь. В статье «Дант, его век и жизнь» («Отечественные записки», 1855-56), Кудрявцев картинно изобразил детство и юность Данте и дал прекрасный очерк итальянской литературы в XIII в., рассмотрев и политическую историю Италии. Глубоким психологическим чутьем и тонким анализом отличается этюд «Об Эдипе-царе Софокла» («Пропилеи», 1852). Две статьи Кудрявцева: «Венера Милосская» («Отечественные записки», 1847), и «Бельведер» (там же, 1846) — замечательные страницы из его первого заграничного путешествия. В «Бельведере» Кудрявцев дает прекрасную оценку и характеристику итальянских художников, в «Венере Милосской» восторженно рассказывает о посещении им Лувра и воспевает искусство.

После смерти Т. Н. Грановского Кудрявцев написал «Воспоминание о Т. Н. Грановском» («Отечественные записки», 1855), работал над изданием его сочинений и написал введение к ним — «Известие о литературных трудах Грановского». С 1856 года Кудрявцев был одним из редакторов «Русского вестника» и до конца жизни вел там политическое обозрение. Он работал над биографией своего учителя, но успел написать только «Детство и юность Грановского» (напечатано уже после смерти Кудрявцев, в «Русском вестнике», 1858). Лекции Кудрявцева были для некоторых «откровением»; они увлекали поэтической свежестью чувства, живостью и полнотой картины. В истории он искал жизненного ее начала; наука для него — живая сила, и на первом плане — культурно-исторические вопросы. Вместе с слушателями он весь уходил в глубь общественной жизни известной эпохи и раскрывал самый процесс развития исторической науки.

Архив Н. П. Кудрявцева хранится в собрании Отдела редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ.

   Был похоронен  в Москве, на Даниловском кладбище, на участке 29.

 

 

 

Тройницкий Сергей Николаевич (1882-1948), гербовед

Troynitskiy_S_N

 Русский историк-искусствовед и историк быта, историк в области геральдики. В 1906 г. был одним из основателей журнала «Старые годы», в 1913–1914 г. издавал журнал «Гербовед». 

 В 1913-1914 гг. крупнейший русский геральдист и историк искусства Сергей Николаевич Тройницкий (1881-1948), впоследствии директор Эрмитажа, опираясь на группу единомышленников – ученых и художников – основал журнал «Гербовед». Он сыграл выдающуюся роль в формировании русского гербоведения, в становлении научного геральдического знания, являясь основным центром дисциплинарных исследований. Журнал выполнял целый ряд важнейших функций: эвристическую (отыскание неизвестных гербов или их вариантов), источниковедческую (обзор и анализ геральдических источников), археографическую (публикация геральдических текстов), библиографическую (ведение учета геральдической литературы), просветительскую (распространение и популяризация геральдических знаний).

file

  Начал работу в Государственном Эрмитаже в Отделении Средних веков и эпохи Возрождения. Основные научные интересы лежали в области геральдики, позже занимался ювелирным делом, предметами из серебра, был назначен хранителем Отделения драгоценностей Эрмитажа. В 1917 г. С.Н. Тройницкий входил в юридическую комиссию при Временном правительстве по вопросу о государственном флаге и гербе.

5a881b793a77

  С 1918 г. директор Государственного Эрмитажа. Освобожден от этой должности в 1927 г., затем работал в Наркомпросе, Главнауке, во Всесоюзном объединении по экспорту «Антиквариат».
После возвращения из ссылки, подрабатывал в Кусково и в Москве, в Пушкинском музее.
Умер 2 февраля в 1948 году, в Москве, похоронен на Даниловском кладбище, участок Стрелка.

 

 

Звягинцев Евгений Алексеевич (1869-1945), историк, педагог

   Родился 25 сентября (7 октября по новому стилю) 1869 года в Ельце Орловской губернии, ныне Липецкой области.

  Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета в 1895 году, после чего работал в провинциальных земских учреждениях: c 1898 года — заведующий отделом народного образования Курской губернской земской управы; с 1904 года работал в Саратовском уездном земстве; с 1907 года — в Московском уездном земстве.

  С 1909 года был редактором учебников в издательстве И. Д. Сытина и в редакции газеты «Русские ведомости» (в 1914—1918 годах). Сотрудничал в журналах «Вестник воспитания», «Народный учитель» и многих других, преподавал в Московском городском народном университете.

  После Октябрьской революции Звягинцев работал в московских вузах, руководил учительскими экскурсиями в Венёве, Угличе, Твери. Участвовал в создании народных школ, пропагандировал преподавание в них краеведения. В методических работах по краеведению он обосновывал широкое использование местного материала на всех этапах обучения и воспитания при изучении различных предметов.  Одновременно преподавал в Университете Шанявского, на учительских курсах. После 1917 работал в вузах. Участвовал в организации народных школ, пропагандировал идею преподавания в них краеведения («Родиноведение и локализация в народной школе», 1919). Занимался изучением истории народного образования, земского движения.

  Также Е. А. Звягинцев был одним из авторов и редакторов некоторых глав путеводителя «Москва» (1915), разработал в 1918 году программу учебно-исторических экскурсий по Москве.

  Жил в Москве на Житной улице, 5; затем — на Валовой улице, 14. Умер 3 марта  1945 года в Москве. Похоронен на Даниловском кладбище.

Беляев Иван Дмитриевич (1810-1873), историк

Иван_Дмитриевич_Беляев

 Профессор Московского университета; родился  в Москве в 1810 году, умер там же 19 ноября 1873 г. Будучи сыном московского священника, Беляев учился в духовных школах, но в 1829 году, по окончании курса Духовной Семинарии, поступил в Московский университет на юридический факультет, курс которого окончил со степенью кандидата 30 июня 1833 г. Нуждаясь в средствах для существования, Беляев вскоре же(в феврале 1834 г.) поступил на службу в Московскую Синодальную Контору. Здесь он прослужил почти 10 лет, а в 1844 г. (27 июля) был назначен на должность Правителя дел к Инспектору Московских СенатскихАрхивов. В том же году (29 декабря), он был причислен к Департаменту Министерства Юстиции составлением при прежней должности, а в следующем (30 августа 1845 года) был командирован вМосковский Сенатский Архив, в Архив старых дел и в Вотчинный Департамент с поручением приискать указыи другие узаконения, не вошедшие в состав Первого Полного Собрания Законов Российской Империи. В 1848 г. (10 марта), по определению Министра Юстиции, Беляеву, как специалисту по архивным делам, было данодругое поручениеразобрать и привести в порядок собрание 1700 древних грамот Коллегии Экономии. В том же году (4 ноября) он был назначен советником в Московский Государственный Архив, а с 1 мая 1849 г., оставаясь в прежней должности, был определен в члены Комиссии для печатания официальных и частных разрядных книг. С 1852 г. начинается его почти исключительно ученая и профессорская деятельность: 29декабря 1852 года он был назначен исправляющим должность адъюнкта по кафедре истории русскогозаконодательства в Московском Университете. По защите диссертации Беляев был определен ординарным профессором по той же кафедре; в последние годы своей профессорской деятельности он исполнял обязанности секретаря юридического факультета; профессором он оставался до 1873 г., до времени своей смерти.

Ученая деятельность Беляева началась задолго до профессорства. Еще будучи в Университете, Беляев,отчасти под влиянием Погодина, с увлечением занимался русской историей. Поступив на службу в архивы,он, по его собственным словам, читал и зачитывался архивными документами, приходя раньше и уходя позднее всех других сослуживцев. Во время своей службы им было прочитано более 20000 юридических актов, старых книг, грамот и столбцов, писанных в разное время руками старых подьячих. Кроме того,Беляев более 10 лет занимался в Древнехранилище Погодина, где составлял реестр рукописей и древних монет. Благодаря многолетнему непосредственному знакомству с первоисточниками, Беляев приобрел обширные знания о фактической стороне русской истории.

  Его литературная деятельность началась с 1842 года, когда он стал помещать в «Москвитянине» (в отделе критики) небольшие рецензии и заметки. Но уже с 1846 г. он помещает свои исследования в «Чтениях Моск.Общ. истории и древностей российских«; его труды касались довольно разнообразных предметов, например, монетной системы в древней Руси, военной организации в Московском государстве, летописей и т. п.

  За ученые заслуги Беляев 3 июня 1846 года был избран в действительные члены Общества истории и древностей, а с 1848 года, после увольнения О. М. Бодянского (профессора Университета и секретаря Общества), он был трижды избираем в секретари Общества; в этом звании он состоял до 1858 г., когда Бодянскому открылась возможность занять свое прежнее положение. Беляев вместо закрытых «Чтений«стал издавать под своей редакцией «Временник» по плану, им разработанному и одобренному Обществом.Он проредактировал 25 книг «Временника«. В них Беляев помещал и свои многочисленные исследования по самым разнообразным историкоюридическим вопросам, здесь же им были изданы очень многие важные памятники древности.

  22 апреля 1848 г. Беляев был избран в члены Одесского Общества истории и древностей, а 29 декабря 1850г. — Имп. Русского Географического Общества. Беляев был также членом Археографической Комиссии и Общества Любителей Естествознания, где потом был председателем Антропологического Отдела.

  В 1858 г. Беляев защищал в Московском Университете диссертацию на степень магистра: «О наследстве без завещания по древним русским законам до Уложения царя Алексея Михайловича«, М., 1858 г. Факультет о его работе дал очень лестный отзыв. Вскоре же (в 1860 г.) Беляев получил степень доктора за другое свое исследование: «Крестьяне на Руси. Исследование о постепенном изменении значения крестьян в русском обществе«, М., 1860 г.

  В то же время, начиная с 1850х гг., он участвовал во многих славянофильских изданиях: «Москвитянине«, «Русской Беседе«, «Дне«, альманахах и «Московском Сборнике«, а также и в других весьма многочисленных повременных изданиях. Здесь, например, Беляев принимал горячее участие в известном споре славянофилов и западников о сельской общине (см. его статьи в «Русской Беседе«).

После исследования о крестьянах Беляев задумал обширный труд, где хотел представить всю русскую историю в ее целости, преимущественно с бытовой и правовой стороны. Труд этот — «рассказы по русской истории«; ими с особенной любовью занимался автор в продолжение более 10 лет. Но работа осталась далеко незаконченной: были выпущены только 4 книжки (последняя оканчивается историей Северозападной Руси до Люблинской унии), так что автору не удалось даже более или менее обстоятельно выяснить роль Москвы, этой, по мнению славянофилов, колыбели исконно русских начал.

  Наряду с главным трудом Беляев в то же время занимался разработкой и других вопросов науки, помещая свои исследования в «Православном Обозрении«, «Душеполезном Чтении«, «Русской Старине«, «Известиях Академии Наук«, «Русском Вестнике«, «Журнале Министерства Юстиции«, «Юридическом Журнале«, «Зрителе«и др. Во время своей литературной деятельности Беляев напечатал многочисленные разборы сочинений:Гладкова, Горчакова, Забелина, Иванишева, Лешкова, Осокина, Павлова, Погодина и др. Таким образом, в научной деятельности Беляева можно различать три периода:

1) Первый период до 1856 г. ознаменовался рядом статей по разным историкоюридическим вопросам, преимущественно из московской эпохи;

2) со времени известного спора о сельской общине внимание Беляева склонилось в сторону разрешения важнейших практических вопросов (статьи об общине, Крестьяне на Руси) связанных с отменой крепостного права; так в исследовании о крестьянах проводились две главные мысли, в то время боевые: а) крестьянам с самых давних пор принадлежало право на владение землей, б) они владели землей на общинных началах;

3) с 1861 г. Беляев занят работой по общей русской истории в ее целом.

  По своему научному направлению Беляев принадлежал к школе славянофилов. Он был в самых дружескихотношениях с Хомяковым, Аксаковыми и Киреевскими. Славянофильские тенденции всегда сквозили в его работах. По словам Барсова, из всех лиц, принадлежавших к славянофильской школе, никто так тщательно не воскрешал былого, никто так ревностно не допрашивал духа жизни в его истории, в старине, как БеляевСледует заметить, что Беляев в угоду своим излюбленным славянофильским идеям нередко произвольно обращался с фактами, одни втискивая в рамки своих теорий, другие игнорируя. В его трудах вообще незаметно строгой точности и ясности. Несмотря на юридическое образование, Беляев был скорее историкомчем юристом; его юридические понятия не отличались особенной точностью и правильностью. Громадная начитанность нередко подавляла его, так что он не мог систематически разобраться в вопросе своего исследования. Чисто русская разбросанность в Беляеве сказывалась в том, что он брался за самые разные вопросы русской истории и написал бесчисленное количество статей из разных областей исторической науки, так что был прав Погодин, когда советовал ему не разбрасываться, а сосредоточиться на одном какомлибо предмете. Но при всем том Беляев был истинным тружеником науки и, если не сделался первоклассным ученым, все же оказал науке весьма важные услуги как своими исследованиями, так и изданием многих важнейших памятников древности.

  Беляев в течение многих лет ревностно занимался собиранием книг, древних рукописей и отдельных актовПосле него осталась довольно значительная библиотека. Она состояла из 2425 тт. исторических иисторикоюридических книг, из собрания летописей, сборников, хронографов, разнообразных актов, книгразрядных, расходных, дел приказных и т. п.; всего в этом собрании было 257 номеров памятников древнего периода (14041613 гг.) и до тысячи актов более позднего происхождения (16131725 г.). «Коллекция этаединственная в своем роде, имеет кроме историкоюридического значения, высокий палеографический и дипломатический интерес«. Она была приобретена Московским Румянцевским Музеемгде и хранится.  Скончался в 1873 году, похоронен на Даниловском кладбище.

Георгиевский Василий Тимофеевич (1861-1923), архивист, исследователь древнерусского искусства

GE_183

  Василий Тимофеевич (6.01.1861, г. Судогда Владимирской губ.- 14.12.1923, Москва), исследователь древнерусского и традиционного церковного искусства, архивист, многолетний служащий по духовному ведомству.

   Родился в семье священника. Окончил Владимирскую ДС (1881), церковно-историческое отделение КДА (1885).

  Георгиевский активно занимался изучением церковно-археологической старины. В 1885-1900 гг. заведовал библиотекой и древлехранилищем владимирского братства во имя блгв. кн. Александра Невского; издал историко-архитектурную монографию «Флорищева пустынь» (Вязники, 1896) с описанием архивных документов, рукописей и старопечатных книг пустыни. Состоял членом МАО, Владимирской ученой архивной комиссии, С.-Петербургского и Московского археологических институтов, Общества защиты и сохранения памятников искусства и старины в России, Комитета по восстановлению Ферапонтова Белозерского монастыря и др. ученых обществ, комитетов и комиссий. В 1913-1914 гг. читал лекции по истории русской иконописи в Зубовском институте истории искусств в С.-Петербурге.

  В июле 1918 г. Георгиевский принял предложение И. Э. Грабаря войти в Комиссию по сохранению и раскрытию древней живописи в России, созданную при Музейной коллегии Наркомпроса РСФСР. В июле-августе того же года принимал участие в расчистке фресок XII в. в Дмитриевском соборе и фресок начала XV в. в Успенском соборе во Владимире. Пользуясь связями в высших церковных кругах, получил грамоту Святейшего Патриарха Тихона с благословением на производство этих работ и на осмотр чудотворной Боголюбской иконы Божией Матери в соборной церкви Боголюбова монастыря. В сентябре 1918 г. участвовал в экспедиции А. И. Анисимова в Кириллов Белозерский и Ферапонтов монастыри, где была, в частности, расчищена икона-портрет прп. Кирилла Белозерского, приписываемая Дионисию Глушицкому. В этот период Георгиевский активно переписывался с находившимся в эмиграции Кондаковым, которого считал своим учителем. По возвращении из экспедиции занял должность инспектора при Главном управлении архивного дела в Петрограде, но 1 сентября 1919 г. перешел на должность хранителя древних тканей в Оружейную палату Московского Кремля.

Умер в Москве, похоронен на Даниловском кладбище, участок 10.

Дочь Георгиевского, Е. В. Георгиевская-Дружинина, после смерти отца издала последнюю, подготовленную еще до 1917 г., научную работу Георгиевского- «Памятники старинного русского искусства Суздальского музея» (М., 1927).

 

Макаров Александр Михайлович (1891–1965), коллекционер

DEkJ0pW7x7s

 Экономист, участник Первой мировой войны, библиофил, секретарь Русского общества друзей книги в Москве, отдавший 40 лет жизни изучению истории русской армии и собиранию материалов по обучению, обмундированию и вооружению российских войск.

В коллекции собраны труды по истории русской армии и флота; мемуары участников войн и белого движения; списки чинов военных ведомств; памятные книжки для офицеров; описания орденов, знаков отличия, обмундирования и вооружения российских войск; наградные листы и приказы по войскам; полковые фотографии; программы юбилейных торжеств и меню торжественных обедов; ноты военных сигналов, маршей песен; карты военных действий; репродукции батальных картин и др.

  Экслибрис:  двенадцать белых силуэтов на черном фоне в мундирах русских войск, надпись «Всякому свое». Александр Михайлович также собирал экслибрисы, у него в коллекции их насчитывалось более 5000.

  Член правления и последний секретарь РОДК. Имя Александра Михайловича Макарова в собирательском кругу было окружено заслуженным почетом. Патриот своей родины, он, не располагая большими финансовыми средствами, сумел составить блистательную коллекцию материалов, посвященных героическому прошлому российской армии. А. М. Макаров не упускал возможности присоединить к ней все, что имело отношение к военно-исторической тематике. В его квартире-музее можно было увидеть рукописи и рисунки, портреты и ордена, наборы оловянных солдатиков и значки. Но ядром коллекции оставалась библиотека. Еще в 20-е гг. А. М. Макаров был деятельным членом Русского общества друзей книги и даже последним секретарем этого  содружества московских библиофилов.    Александр Михайлович интересовался и экслибрисами военного происхождения. Они привлекали его как документальное свидетельство существования давно уже исчезнувших с лица земли армейских библиотек. Плод многолетних тщательных изысканий, подборка экслибрисов служила коллекционеру своеобразной научно-библиографической лабораторией.

  Скончался в 1965 году, похоронен на Даниловском кладбище, участок 27.

Александровский Михаил Иванович (1865-1943)

Историк, краевед. Сын писателя и богослова, протоиерея И.НАлександровского. Окончил историкофилологический факультет Московского университета (1887). В 18961910 преподавал русский язык в гимназиях Виленской губернии.

img

    Около 1911 года Михаил Иванович Александровский переселился в Москву. В 1912—1918 участвовал в работе церковноархеологического отдела Общества любителей духовного просвещения. Изучал церковную топонимику, подготовил указатели кремлёвских церквей (М., 1916), древних церквей в местности Ивановского сорока (М., 1917), древних церквей и церквей в местности Сретенского сорока (не опубликованы). Тогда же у Александровского сформировалась историкокраеведческая концепция, согласно которой краеведение — универсальная область знаниявключающая гражданскую историю, историческую географию, историческую психологию, топонимикулингвистику и другие научные дисциплины.   После Октябрьской революции Александровский работал в Комиссии по делам музеев и охраны памятников при Моссовете;  был заведующим отделом архитектурной графики Государственного Исторического музея (191830), секретарём Комиссии по изучению Старой Москвы (192226).   Участвовал в учёте, регистрации, охране памятников истории и культуры, выступал за сохранение Троекуровых палат в Охотном ряду, церквей Марии Египетской в Сретенском монастыреНиколая Чудотворца в Мясниках и других памятников.

  В 192729 читал курс лекций по истории Москвы в Обществе друзей Исторического музея. Будучи активным членом приходской общины при церкви Святого Спиридона, входил в состав охраны патриарха Тихона. В конце 20х — начале 30х гг. несколько месяцев содержался в заключении в Ивановском монастыре по делу церковников.  

  В 193437 сотрудничал с Архивноисторической бригадой Комиссии по строительству метрополитена Московской государственной академии материальной культуры, в 193842 работал в Комиссии по истории Москвы при Институте истории Академии наук СССР, участвовал в составлении списка памятников архитектуры, подлежащих сохранению при реконструкции Москвы.

  В 193637 Александровский в соавторстве с П.НМиллером и П.ВСытиным работал над исследованием «Происхождение названий улиц, переулков, площадей Москвы» (М., 1938; в 1937 отказался от продолжения работы, передал собранные материалы соавторам).В 193839 совместно с Н.ПРозановым собирал материалы о крепостных сооружениях XVIXVII вв., в те же годы занимался выявлением зданий, построенных по проектам М.ФКазакова и Д.ВУхтомского. В 194142 участвовал в составлении «Московской летописи Отечественной войны Советского Союза».

  Александровский — автор ряда статей по топонимике архитектурных памятников Москвы. Значительное число его работ, в том числе указатели архитектурных памятников Москвы, Московского, Коломенского и других уездов, не опубликовано. Жил в д. 11 по Спиридоньевскому переулку. Похоронен на Даниловском кладбище с отцом.

Пушкин Борис Сергеевич (1879-1939)

IMG_5196

Архивист, москвовед. Отец — дьякон ц. Св. Николая Чудотворца в Кобыльском. Окончил МДА (1903), в котором затем преподавал. Служил в центральных архивах Москвы (около 25 лет). Состоял членом московских Археологического и Историко-Родословного обществ, Комиссии по изучению старой Москвы. В изданиях этих обществ публиковал свои статьи и очерки. Пушкина особенно интересовала история Москвы и Подмосковья. После Октябрьской революции 1917 Пушкин был научным работником Центрархива. Занимался проблемами русской истории, искусства, быта XVII–XVIII вв. Активно работал в обществе «Старая Москва»: в течение 1918–28 годов выступил с 12-тью докладами на ее заседаниях. Многие из них основаны на материалах архивов: топография местности Б . Никитской ул. и Воздвиженки по плану XVII в., архив М.Ф. Казакова, связи декабристов с Москвой и др. С 1925 Пушкин возглавил Кладбищенскую комиссию «Старой Москвы». Спасение и изучение московского некрополя стало его главным делом. Он руководил работами по обследованию кладбищ, выявлению и охране могил выдающихся деятелей. За два года (1925–26) на 22-х  кладбищах зафиксировано свыше 17 тыс. могил. В 1927 Пушкин вошел в состав Комитета по охране могил выдающихся деятелей на кладбищах Москвы и Московской губернии (работал Комитет до 1930). Пушкин предлагал фотографировать все охраняемые могилы, отмечать их знаком, собирать иконографические материалы. В 1927 составил списки надгробий и склепов, представлявших художественную ценность. Одновременно, в 1920–30-­е годы Пушкин изучал архивные материалы о декабристах, подготовил к печати научное описание следственного  дела о декабристах, много занимался архивом И.Д. Якушкина. В 1933 Пушкина (в тот момент безработного) арестовали по обвинению в к/р деятельно­сти по «делу Российской национальной партии», приговорили к трем годам ссылки (1934), которую он отбывал в Казахстане.

Некоторые материалы о работе Пушкина в «Старой Москве» хранятся в НИОР РГБ (ф. 177). Жил на ул. Земляной Вал, 21 (1890–1900-­е; не сохр.); на Зубовской ул., 7 (1910-­е; не сохр.); затем — на Зубовском бул., 27.

Скончался 6 мая 1939 года. Похоронен на Даниловском кладбище, участок 29.

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
©